История празднования Нового года

До 10 века Новый год на Руси начинался в дни, близкие к весеннему равноденствию. В конце 10 века Древняя Русь приняла христианство (988 — 989 гг.), а значит и византийское летоисчисление, юлианский календарь. Год разделили на 12 месяцев и дали им названия, связанные с явлениями природы. Началом нового летоисчисления, вплоть до конца 14 века, считали 1 марта 1 г.

В 14 веке наши предки стали отмечать новый год по православному церковному календарю и почти 200 лет праздновали его приход 1 сентября. В Древней Руси это был День Симеона Летопроводца, или Семенов день, как его стали называть позднее. 1 сентября собирался оброк, подати, вершился личный суд. Царь Иван III всем жалобщикам велел являться в Москву на судный срок именно 1 сентября, а царь Иван IV в день Симеона Летопроводца определил срочный оброк. В Успенском и Благовещенском соборах московского Кремля в этот день проходили праздничные службы — крестный ход, чтение Евангелия и Апостола, освящение воды, омовение икон. В церемонии участвовали патриарх и царь, приглашались бояре и воеводы, думные дворяне и дьяки. Иностранные послы преподносили различные заморские дары. Чаще всего это были часы — большая редкость на Руси в те времена. В царских палатах Московского Кремля устраивался праздничный пир, который, по традиции, открывал приготовленный целиком жареный лебедь.

Новая реформа календаря пришлась на царствование Петра I (1672 -1725). 20 декабря 1699 года глашатаи, под барабанный бой, объявили москвичам царский указ «О праздновании Нового года» в котором, в частности, говорилось: «…По большим и проезжим улицам знатным людям и у домов нарочитых духовного и мирского чина перед вороты учинить некоторые украшения от древ и ветвей сосновых и мозжевеловых, а людям скудным каждому хотя по деревцу или ветве на вороты или под храминою своею поставить». Эти украшения должны были стоять уже в первый день января, но не в помещении, а снаружи: на воротах, улицах и дорогах, крышах трактиров. Всем горожанам предписывалось учинять стрельбу из пушек или из ружей (у кого они были), пускать ракеты, по ночам зажигать огни из хвороста или соломы.

Петровский указ предписывал вести летоисчисление от Рождества Христова, а день новолетия, который ранее отмечался 1 сентября, отмечать 1 января «по примеру всех христианских народов» живших не по юлианскому, а по григорианскому календарю. Целиком перевести Русь на новый календарь Петр I не мог, так как церковь жила по юлианскому, поэтому он ограничился только переходом на январское новолетие. Следует отметить, что новое летоисчисление еще долго существовало вместе со старым, — в указе от 1699 года разрешалось писать в документах две даты — от Сотворения мира и от Рождества Христова.

В Кремле, по случаю наступления Нового года, проходили пышные празднества. После молебна в Успенском соборе, на Красной площади проходил парад войск, которые шли с барабанным боем, распущенными знаменами и музыкой. Под колокольный звон, пушечную и ружейную пальбу «его величество с приятною ласкою поздравлял всех с Новым годом и взаимно от всех принимал поздравления». У построенных в Москве трех триумфальных арок выставлялись яства и чаны с вином и пивом для простого люда. Вечером пускались фейерверки, потешные огни, звучали пушечные выстрелы. Во дворце давались бал и ужин. Современники Петра I отмечали, что во время новогодних торжеств в Москве пальба не умолкала в течение недели.

После смерти Петра I созданные им традиции встречи нового года сохранились и при его преемниках. В последующие века на новогоднем столе, кроме традиционных для России напитков, появились кофе, шоколад, лимонад и др. Следует, однако, отметить, что предписания Петра об украшениях домов сохранились к этому времени только в убранстве питейных заведений. Перед Новым годом у ворот кабаков или на их крышах ставились елки, привязанные к колу. Стояли они там до следующего года и были своеобразным «фирменным» знаком питейных заведений. Иногда вместо елок ставили молодые сосенки. Этот обычай продержался в течение 18 и 19 веков.

Когда же на Руси Новый год стали повсеместно праздновать с елкой? В мемуарной литературе имеются упоминания о том, что обычай ставить на праздник елку, был ввезен в Россию будущей женой Николая I (1796 — 1855), прусской принцессой Шарлоттой (Александрой Федоровной). По другим свидетельствам, первую елку поставили в 40-е годы 19 века немцы, проживающие в Петербурге. Живя на чужбине, они не забыли своих традиций и привычек, обрядов и ритуалов, и первые рождественские елки появились именно в домах петербургских немцев. В канун праздника Рождества Христова, елки, украшенные фонариками и игрушками, конфетами, фруктами и орехами, ставились только для детей. Подростки получали книги, одежду, серебро. Девушкам дарили букеты, альбомы, шали. Со временем и дети стали дарить родителям подарки, — вещи собственного изготовления: предметы рукоделия, поделки из дерева и других материалов, рисунки, стихи. Следом за немцами и в русских домах петербургской знати также начали ставить для детей елки. Лесные красавицы украшались восковыми свечами и фонариками, цветами и лентами, орехами, яблоками, конфетами. Первоначально елка стояла один день, затем эти сроки все более удлинялись: два дня, три, а потом и до Крещения или до конца святок.

Повсеместно распространилась немецкая традиция только в середине 40-х годов, когда перед Рождеством елки стали продаваться. Они засверкали своими огнями не только в великосветских салонах, но и в домах бедных чиновников. Елки продавались на елочных базарах: у Гостиного двора, куда их привозили крестьяне из окрестных лесов, на Петровской площади, Васильевском острове и др. местах. Уже в середине 19-го века елка становится обычным явлением для жителей Петербурга и начинает проникать в губернские и уездные города, дворянские усадьбы. К концу столетия она уже прочно входит в быт города и владельцев поместий.

Первая публичная елка, по свидетельству современников, была установлена в 1852 году на петербургском Екатерингофском вокзале. Позднее стали устраиваться благотворительные елки для бедных детей, которые организовывались различными обществами и отдельными благотворителями, — многие дамы из дворянских фамилий давали деньги, шили для детей одежду, покупали конфеты и игрушки. Деньги, собранные за билеты, шли в пользу бедных. Проводились елки в детских приютах и народных домах. Ежегодно устраивали елки для детей рабочих окраин столицы братья Альфред и Людвиг Нобели — шведские изобретатели и промышленники, имевшие свои интересы в России. В некоторых знатных домах проводились елки специально для прислуги с семьями.

Однако если елка уже пришла в дом каждого человека, то Дед Мороз, как старик в шубе, лохматой шапке, с белыми кудрями и седой большой бородой, с елкой в руке, мешком с игрушками за спиной, присутствовал тогда лишь в святочных рассказах.

Новогодние торжества по поводу вступления в новый, 20-й век, Россия встретила традиционно, никто не считал это большим юбилеем. В Москве, в здании Манежа, с 26 декабря по 7 января 1901 проходили празднества. Были поставлены огромные картины-диорамы изображающие наиболее значительные события уходящего века, играли три оркестра, вниманию публики была представлена пьеса «Мировое обозрение». Вечером в Манеже торжественно проезжали на колесницах крупнейшие державы мира: Россия, Германия, Англия, Франция. Все сверкало, и переливалось. В канун Нового года, в 12 часов ночи, во всех соборах и храмах города совершались молебны. После службы многие горожане продолжали празднование в ресторанах и клубах, на балах или танцевальных вечерах, в Манеже.

После Октябрьской революции 1917 года правительством страны был поставлен вопрос о реформе календаря, так как большинство европейских стран давно перешло на григорианский календарь, принятый Папой Григорием XIII еще в 1582 году, а Россия все еще жила по юлианскому. Для этого 24 января 1918 года Совет Народных Комиссаров принял «Декрет о введении в Российской республике западно-европейского календаря». Подписанный В.И. Лениным документ был опубликован на следующий день и вступил в силу с 1 февраля 1918 г. В нем, в частности, говорилось: «…Первый день после 31 января сего года считать не 1-м февралем, а 14 февраля, второй день — считать 15-м и т. д.» Таким образом, русское Рождество сместилось с 25 декабря на 7 января, сместился и новогодний праздник.

С 1925 года в нашей стране началась плановая борьба с религией и, как следствие, с православными праздниками. Окончательная отмена Рождества произошла в 1929 году. С ней отменялась и елка, которая стала называться «поповским» обычаем. Однако, в конце 1935 года в газете «Правда» появилась статья Павла Петровича Постышева (1887 -1940; сов., парт. деятель, репрессирован) «Давайте организуем к новому году детям хорошую елку!». Общество, еще не забывшее красивый и светлый праздник, отреагировало достаточно быстро, — в продаже появились елки и елочные украшения. Пионеры и комсомольцы взяли на себя организацию и проведение новогодних елок в школах, детских домах и клубах. 31 декабря 1935 года елка вновь вошла в дома наших соотечественников и стала праздником «радостного и счастливого детства в нашей стране», — прекрасным новогодним праздником, который продолжает радовать нас и сегодня.

В качестве постскриптума стоит заметить, что Новый год никогда не был днем отдыха, день праздника стал выходным только с 1949 года.